Госстартер

ГосстартерПравительство России осознало, что деньги можно получать с помощью краудфандинга. [Фонтанка. Офис] опросила экспертов, чтобы понять, что это за зверь и на что государству реально собрать с народа для народного же блага.

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил государственным ведомствам заняться развитием краудфандинга (народно-общественное финансирование, от английских слов: сrowd — «толпа», funding — «финансирование». – Прим.ред.). К 15 октября 2017 года Минэкономразвития, Минфин с участием ЦБ и рабочей группы по созданию международного финансового центра должны представить в правительство предложения по развитию альтернативных механизмов финансирования – краудфандинга, краудинвестинга, краудлендинга. Ведомствам предстоит выработать предложения по инструментам инвестирования в инновационные компании. 
«Фонтанка» спросила ведущие и конкурирующие краудфандинговые площадки России о том, как выглядит их бизнес сегодня и чего ждать от государства завтра в этой сфере. Опасения за будущее независимого краудфандинга напрасны заявили в эфире [Фонтанка.Офис] заместитель генерального директора по правовым вопросам planeta.ru, член рабочей группы ЦБ по регулированию краудфандинга Алексей Чесноков и совладелец boomstarter.ru Руслан Тугушев.
1. Краудфандинг – это что?
«Это народное софинансирование, – говорит Алексей Чесноков. – Так проще произносить, и это многое объясняет. Это в первую очередь интересная идея, которую народ поддержит рублем и добрым словом». Руслан Тугушев дает более общую формулировку: объединение человеческих и денежных ресурсов для создания чего-либо. В общем-то, сюда входит всё, на что нужны деньги.

2. Кто пользуется и зачем?
Краудфандингом пользуются те люди, у которых есть прекрасная идея, но, по меткому уточнению Алексея Чеснокова, «нет денежек на ее реализацию». Это, опять же, почти всё. Кстати, народным сбором средств не брезгуют и те, кто хочет просто поведать о своей идее миру. «Это неплохой способ продвижения», – считает Алексей Чесноков. По данным Руслана Тугушева, в мире сегодня работает более 2,5 тысячи площадок в Интернете, где собираются деньги путем краудфандинга. А сам рынок существует уже более 10 лет.
3. Как это работает – на конкретном примере?
«Задачка. Дано: 15 забытых деревень со стариками. Есть проблема: хлеб привозят раз в неделю, – начал «урок» Алексей Чесноков. – Есть социальный предприниматель, готовый обеспечивать их хлебом. Он приходит, размещает информацию о наборе денежных средств на мини-пекарню, и вот уже скоро мини-пекарня будет готова». 
А Руслан Тугушев в качестве примера привел надувной диван. «Собрались вы его производить. Если раньше вам надо было для запуска производства сначала купить оборудование, материалы, произвести, выставить на полку и только потом узнавать, будут это люди покупать или нет, то сейчас можно показать один диван и сказать, сколько он стоит, и набрать предзаказы. Потом произвести и поставить на рынок», – раскладывает диван по полочкам Руслан Тугушев.
4. В каких сферах краудфандинг имеет смысл, а где «голяк»?
Алексей Чесноков считает, что краудфандинг работает во всех творческих сферах, в малом и среднем бизнесе, в социальных и благотворительных проектах. «Практически все сферы жизни, от социальных до высокотехнологичных, – перечисляет и Руслан Тугушев. – Общественные, социальные, экологические, бизнес-проекты».
Впрочем, есть и исключения. «Краудфандинг не может быть там, где трудно объяснить, зачем все это надо», – говорит Алексей Чесноков. А Руслан Тугушев добавляет, что не работают в таком сборе модели, когда люди собирают деньги на бизнес просто так, не обещая ничего взамен. «Одна из самых популярных категорий, когда деньги даются взамен на будущий продукт», – сразу предупреждает Тугушев.
5. А ведь есть еще краудлендинг и краудинвестинг.
«Это все разновидность краудфандинга, – поясняет Алексей Чесноков. – В основе краудинвестинга лежит инвестирование, потом инвестор получает некий доход или долю в этом бизнесе. Краудлендинг – тут в основе лежит договор займа между автором проекта и тем, кто идею поддерживает». «Краудлендинг – это займы под проценты, – уточняет Роман Тугушев. – А еще есть ICO – краудинвестинг с криптовалютами». Кстати, биткоины в последнее время растут, как на дрожжах.
6. А организатор краудфандинга сам-то тратится?
По словам Алексея Чеснокова, у «просителей» затраты в первую очередь временные. Надо потратить время на продумывание идеи, на сбор команды, приложить усилия организационные. Однако важнейшая часть любого краудфандингового проекта – продвижение, чтобы об идее узнало как можно больше людей. И, соответственно, потратилось на благо всех живых существ.
«Если проект до 500 тысяч рублей, если есть наработанная репутация и друзья, затрат на маркетинг не потребуется», – уверен при этом Руслан Тугушев. Если денег надо больше, то придется или заслужить репутацию и найти много новых друзей, или вложиться в маркетинг. По словам Руслана Тугушева, эти затраты составляют до 10% от предполагаемой суммы сбора.
Стоит также учитывать, что площадки, где размещаются краудфандинговые проекты, берут свою комиссию. «У площадки остается 10%, если собрана вся сумма, 15% – если собрана половина суммы, и 0% – если собрано меньше 50%», – говорит о своем опыте Алексей Чесноков. «Комиссия площадки составляет 3,5%, – рассказывает о своих достижениях Руслан Тугушев. – Среднемировая комиссия равна 5 – 10%, на некоторых доходит до 15%». А вот про несгораемую сумму Руслан Тугушев не слышал. По словам же Алексея Чеснокова, это та сумма, которую автор получит в любом случае, если проект признан успешным. «У нас это 50% от заявленной суммы, – говорит Чесноков. – Если собрано меньше, то денежные средства возвращаются спонсорам». Так что на разных площадках условия работы с организаторами сбора средств разнятся. Ах да, еще 13% уйдет на налоги государству.
7. Зачем же краудфандинг государству?
«Для получения дополнительных средств и инструментов для экономики, – перечисляет очевидное Алексей Чесноков. – И для того, чтобы получить частные средства на поддержку социальных инициатив. А не из госбюджета. И еще интересно с точки зрения выявления потребностей общества, что ему интересно. Это и индикатор настроений».
«Российскому рынку краудфандинга около 5 лет. А уровень проникновения на нем составляет не более 4% интернет-пользователей, из которых только 2% в принципе пользовались когда-либо такими платформами, – берет шире Руслан Тугушев. – И потенциально объем этого рынка может возрасти более чем в 50 раз». По словам Тугушева, сегодня ежемесячно через краудфандинг реализуются и начинают жить 100 – 150 проектов. «Если объем рынка вырастет хотя бы раз в 10, то  каждый месяц может появляться 1500 новых компаний с бюджетами, рабочими местами и прочим», – говорит Руслан Тугушев. Он привел в пример проект «Молодая Москва», когда правительство столицы на каждый рубль горожан вкладывало свой в ряд проектов «снизу». «Рынок растет, его надо регулировать, – уверен Руслаг Тугушев. – Могут появиться мошенники, привлекающие капитал на неправильные дела».
8. Может ли краудфандинг заменить налоги?
Может, и правда, проще не собирать налоги, а по-хорошему просить «с миру по нитке», и больше выйдет? Увы, нет, никогда. Это мнение Алексея Чеснокова, который считает налоги и краудфандинг разными инструментами по всем параметрам. «В первую очередь по сути и по духу», – переходит на пафосные категории он. «В налоговых сборах и распределении – основа государства», – согласен Руслан Тугушев.
9. Что не упустить краудфаундерам-чиновникам?
Раз уж власть собралась развивать краудфандинг, надо подстелить соломки и учесть возможные ошибки. Хотя, как считает Руслан Тугушев, во власти и там адекватные люди. «Они слушают рынок, и их предложения основаны на рыночных условиях и взаимоотношении с площадками», – поясняет Тугушев. А вот Алексей Чесноков все же предостерегает: «Самое главное в краудфандинге – это доверие. Нужно понимать, как завоевать доверие народных спонсоров».
10. «Денег нет, но они держатся» и соберут?
Руслан Тугушев так не считает. Но ровно потому, что у государства есть более профессиональные инструменты привлечения капитала с населения. «Краудфандинг не сможет это заменить. Хотя мы как граждане и так занимаемся краудфандингом: налоги – обязательный краудфандинг. Все держится на гражданах», – подытоживает он. А вот Алексей Чесноков безапелляционен в другую сторону: «Обязательно соберут! Вернутся и еще раз соберут». Правда, как уточняют матерые краудфаундеры, сначала отчитаются. Потому что после первого сбора точно надо отчитываться о потраченных средствах. Перед народом.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

 http://www.fontanka.ru/2017/06/07/121/?feed

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *